Ледовый дрейф капитана Родченко

После триумфального возвращения и награждения Валентин Родченко продолжил службу на судах НИИ Арктики и Антарктики, а позднее работал капитаном-наставником плавсредств Канонерского судоремонтного завода, главным государственным инспектором и капитаном-наставником отдела флота концерна «Морское подводное оружие»

12 мая 1939 года в Ворошиловграде (ныне — Луганск) родился Валентин Родченко – будущий моряк-полярник. Спустя 46 лет ему в качестве капитана научно-экспедиционного судна ленинградского НИИ Арктики и Антарктики «Михаил Сомов» предстоит провести 133 дня в ледовом плену у берегов Антарктиды. За проявленное мужество Родченко удостоится звания Героя Советского Союза.

От Вьетнама до Антарктиды

Валентин Родченко с детства мечтал стать моряком

С детства Валентин Родченко мечтал стать моряком. Окончив после школы Ждановскую мореходную школу, он был зачислен в экипаж танкера «Казбек» Черноморского пароходства.

После окончания Херсонского мореходного училища Родченко поступает в Дальневосточное морское пароходство, где служит на судах торгового флота, а позднее – на научно-исследовательских кораблях. К началу 1970-х годов он уже старпом, а география его плаваний весьма широка – от исследовательских и торговых рейсов в арктические моря до доставки грузов в воюющий Северный Вьетнам.

В конце 1970-х годов Родченко переезжает в Ленинград и устраивается старпомом на научно-экспедиционное судно «Михаил Сомов» НИИ Арктики и Антарктики. Построенный в 1975 году, корабль уже не раз выполнял рейсы в Антарктиду, а в 1977 году в ходе смены персонала станции «Ленинградская», попав в ледовый плен, провёл в дрейфе 53 дня, после чего смог самостоятельно пробиться на открытую воду и благополучно вернуться в Ленинград.

Тогда Родченко ещё не знал, что через несколько лет ему вместе с кораблем предстоит пережить гораздо более серьезное испытание.

В ледовой ловушке

В 1985 году Валентин Родченко уже капитан «Михаила Сомова». В феврале судно вошло в море Росса, направляясь к антарктической станции «Русская» на Тихоокеанском побережье Антарктиды. Предстояло сменить персонал станции и доставить на неё продукты, топливо и снаряжение.

Михаил Сомов» был блокирован льдами толщиной до четырёх метров, а ближайшие открытые воды находятся в 800 (!) километрах. Судно легло в дрейф

Надо сказать, что район станции «Русская» до сих пор остаётся одним из наименее исследованных регионов Антарктики. Основная причина – крайне неблагоприятные климатические условия. Здесь самые сильные и частые на всём континенте ветра. Среднее число дней со скоростью ветра более 15 метров в секунду составляет 264 в году, а со скоростью более 30 метров в секунду – 136 дней. Максимальная зарегистрированная сила ветра в районе станции «Русская» составила 78 метров в секунду. Не случайно ученые называют это место «полюсом ветров» Антарктиды.

…До станции оставалось идти совсем недолго, как внезапно переменилась погода. Задул ураганный ветер, сила которого вскоре достигла 50 метров в секунду. Море под корпусом судна буквально ходило ходуном. Когда шторм стих, выяснилось, что корабль блокирован льдами толщиной до четырёх метров, а ближайшие открытые воды находятся в 800 (!) километрах. «Михаил Сомов» был вынужден лечь в дрейф.

Спасти «Михаила Сомова»

Поскольку рассчитывать на скорое освобождение судна из ледовой ловушки не приходилось, с него вертолётами были сняты 77 человек, включая членов экипажа и полярную смену для станции «Русская», которых доставили на курсировавший вдоль ледовой кромки советский сухогруз «Павел Корчагин». На «Михаиле Сомове» осталось 53 члена экипажа во главе с капитаном Родченко. Перед ними была поставлена задача сделать всё возможное для спасения судна.

5 июня 1985 года Совет министров СССР принял решение об организации специальной спасательной операции. Осуществить её должен был ледокол «Владивосток», а командовать – известный полярник Артур Чилингаров

После проведения авиаразведки специалисты пришли к выводу, что «Михаил Сомов» не сможет самостоятельно освободиться из ледового плена как минимум до конца года. За это время на нём должно было полностью закончиться топливо, да и вообще имелся высокий риск, что корабль раздавит льдами. Поэтому 5 июня 1985 года Совет министров СССР принял решение об организации специальной спасательной операции. Осуществить её должен был ледокол «Владивосток», а командовать – известный полярник Артур Чилингаров. Однако для оснащения ледокола и его перехода требовалось время.

Между тем, к концу июня экипаж «Михаила Сомова» отметил сотый день дрейфа. Он проходил в экстремальных условиях: температура воздуха достигала «минус» 25 градусов, и вдобавок постоянно дули сильные ветра. Руль и винт судна заклинило льдами. Торосы поднялись выше палубы. Бытовые условия стали невыносимыми: для экономии топлива, большинство помещений корабля пришлось обесточить и отключить их отопление. По той же причине стирку и душ проводили только два раза в месяц. Из-за частых магнитных бурь радиосвязь с Москвой осуществлялась с перебоями.

Остававшиеся на борту члены экипажа под руководством Родченко подготовили запас продуктов и снаряжения для развёртывания лагеря на льду в случае, если корпус судна не выдержит давления, и оно погрузится в океанскую пучину, как когда-то пароход «Челюскин».

Но спасение было уже близко. Ледокол «Владивосток», вышедший 10 июня из одноименного порта, в начале июля достиг Новой Зеландии, и пополнив запасы, взял курс на море Росса. 18 июля он встретился с «Павлом Корчагиным», всё это время несшим вахту у кромки ледового поля и поддерживавшим связь с «Михаилом Сомовым». Приняв от него на борт вертолёт, «Владивосток» начал пробивать коридор к дрейфующему судну. 23 июля вертолёт Ми-8, пилотируемый лётчиком Борисом Лялиным, взлетев с палубы ледокола, сел на льду рядом с «Михаилом Сомовым», доставив врачей и припасы.

Не обошлось и без неожиданностей. Когда до цели оставалось 200 километров, «Владивосток» сам застрял во льдах. К счастью, на следующий день льды отступили, и он продолжил путь.

Утром 26 июля ледокол пробился к «Михаилу Сомову» и начал его проводку по узкому коридору, пробитому во льдах. 13 августа оба судна вышли в открытое море, а 19 августа их торжественно встречали в столице Новой Зеландии – Веллингтоне.

Через несколько дней они начали путь домой: ледокол – во Владивосток, а «Михаил Сомов» — в Ленинград.

За дрейфом «Михаила Сомова», продолжавшимся 133 дня, и операцией по его спасению следил весь мир. Ведущие средства массовой информации уделяли ходу этой эпопеи первостепенное внимание. Неудивительно, что все основные её участники получили самое высокое признание по возвращении на Родину.

После триумфального возвращения и награждения Валентин Родченко продолжил службу на судах НИИ Арктики и Антарктики, а позднее работал капитаном-наставником плавсредств Канонерского судоремонтного завода, главным государственным инспектором и капитаном-наставником отдела флота концерна «Морское подводное оружие»

Капитан Валентин Родченко, руководитель спасательной экспедиции Артур Чилингаров и пилот Ми-8 Борис Лялин были удостоены звания Героя Советского Союза. Всем участникам дрейфа и спасательной операции также вручили памятные медали.

Были награждены и… корабли. «Михаил Сомов» был удостоен ордена Трудового Красного Знамени, а ледокол «Владивосток» — ордена Ленина.

***

После триумфального возвращения и награждения Валентин Родченко продолжил службу на судах НИИ Арктики и Антарктики, а позднее работал капитаном-наставником плавсредств Канонерского судоремонтного завода, главным государственным инспектором и капитаном-наставником отдела флота концерна «Морское подводное оружие».

С 1995 года – на пенсии, проживает в Санкт-Петербурге.

«Михаил Сомов» по-прежнему в строю. В 1991 году в районе антарктической станции «Молодежная» он пережил свой третий дрейф, продолжавшийся почти полгода, и, как и два предыдущих, окончившийся благополучно.

В настоящее время «Михаил Сомов» осуществляет снабжение российских научных станций в Арктике.

Ледокол «Владивосток» был списан в 1997 году.

В 2016 году на российские киноэкраны вышел художественный фильм «Ледокол», в основу которого были положены события 1985 года.

Игорь ЧЕРЕВКО

Добавить комментарий