Дмитрий ЖВАНИЯ: «Ленобласть должна стать преуспевающей Гардарикой, а не помойной ямой»

В Ленобласти 32 города! Из одного миллиона 814 тысяч жителей Ленобласти один миллион 115 тысяч проживают в городах. Наш край — это и есть та самая Гардарика, «страна городов», описанная в скандинавских сагах

Время бросает нашей Родине одни вызовы за другими. И чтобы ответить на них мы должны быть сильными. Сила наша — в сплочённости. Как замечал русский философ Иван Ильин, патриотизм — это «высшая форма национальной солидарности», «сплочённость в духе любви к Родине».

В Ленобласти 32 города! Из одного миллиона 814 тысяч жителей Ленобласти один миллион 115 тысяч проживают в городах. Наш край — это и есть та самая Гардарика, «страна городов», описанная в скандинавских сагах

Однако административное деление нашей страны не способствует усилению её мощи и сплочению нашего народа. В чём, например, смысл административной разобщённости Санкт-Петербурга и Ленинградской области? Сторонники этого разделения оправдывают его тем, что Петербург благодаря выделению в самостоятельный субъект больше не «великий город с областной судьбой», а город федерального значения. Но неужели значение такого великого города, как Санкт-Петербург, подчёркивает лишь его номенклатурное определение? Петербург выше всякой номенклатуры! Это город не федерального, а мирового значения. Санкт-Петербург — одна из мировых столиц. В каком чиновничьем реестре он будет находиться — совершенно неважно. Важно организовать эффективные и справедливые отношения между городом и областью. Сейчас же они не только не эффективны, но и несправедливы!

Взять, например, «мусорный вопрос». Об остроте мусорной проблемы для страны в целом говорил президент России Владимир Путин на последней пресс-конференции. «Нам необходимо выстроить индустрию переработки. Регионы и муниципалитеты должны создать для этого все условия», — заявил глава нашего государства.

Петербург выше всякой номенклатуры! Это город не федерального, а мирового значения. Санкт-Петербург — одна из мировых столиц.

Согласно подсчётам, в результате деятельности населения, организаций и предприятий Санкт-Петербурга ежегодно образуется 9,7 миллиона кубических метров или 1700 тысяч тонн твёрдых бытовых отходов. И большая часть этого мусора сбрасывается на полигоны Ленобласти. Эксперты признают: эффективность управления системой обращения с отходами производства и потребления находится в Петербурге на низком уровне. Перерабатывается всего около 10% отходов, раздельный сбор мусора на территории города до сих пор не налажен. А страдает от этого Ленобласть, куда свозится весь этот городской не разобранный мусор. Чем это оборачивается, хорошо знают жители Гатчинского района, где рядом с посёлком Новый свет с 2001 года работает мусорный полигон. Или Всеволожского района, где рядом с железнодорожной станцией Колтуши городской мусор принимает свалка «Северная Самарка». Или те люди, которым судьбы уготовила жизнь поблизости с Красным бором.

Ленобласть — это не городская помойная яма, а прекрасный край с уникальной природой. И чтобы не загубить его, необходимо разработать стратегию переработки мусора для всего региона в целом. Первые и очень общие очертания этой стратегии Петербург и Ленобласть наметили в 2018-м: выбрали единого регионального оператора, утвердили единый тариф, определили места для полигонов твёрдых бытовых отходов, разработали механизмы отслеживания мусоровозов в режиме он-лайн. Однако из-за административной разобщённости города и области вся эта работа пошла насмарку: по каким-то причинам депутаты Государственной думы решили, что города федерального значения — Москва, Санкт-Петербург и Севастополь — следует отложить начало «мусорной» реформы, которая должна стартовать по всей стране в наступающем 2019-м. А мусорный вопрос в Ленобласти невозможно решить без участия Санкт-Петербурга.

Карта Санкт-Петербургской губернии 1792 года

Если так дело пойдёт дальше, то скоро в глазах жителей Петербурга Ленобласть потеряет привлекательность как место летнего отдыха. А ведь этот летний отдых — ежегодная дополнительная нагрузка на область. Город в лице своих жителей эксплуатирует Ленобласть, ничего не давая ей взамен. Даже продукты дачники предпочитают привозить с собой из Санкт-Петербурга, а не покупать в местных магазинах.

При этом создание «петербургской агломерации», «большого Петербурга» — это паллиативное решение. Необходима коренная административная реформа, которая облегчит жизнь как жителям «закадья» — Мурино, Нового Девяткино, Кудрово, так и отдалённых от Санкт-Петербурга городов — Бокитогорска, Подпорожья и других.

Ленобласть — это не городская помойная яма, а прекрасный край с уникальной природой.

В Ленобласти 32 города! Из одного миллиона 814 тысяч жителей Ленобласти один миллион 115 тысяч проживают в городах. Наш край — это и есть та самая Гардарика, «страна городов», описанная в скандинавских сагах. Среди них есть средневековые города с мощными твердынями, как Ивангород и Шлиссельбург, Приозерск и Старая Ладога, есть промышленные города, как Пикалёво и Сланцы, Коммунар и Кириши. Есть города, которые можно было бы превратить в музеи под открытым небом эпохи сталинской индустриализации, как, например, Бокситогорск, который изначально строился как регулярный рабочий город. Есть и город Тихвин, где находятся великая святыня православного мира — икона Тихвинской Божья матери. И именно на нашей земле, в устье реки Ижоры, князь Александр Ярославович в июле 1240 года разбил шведских захватчиков, за что и получил прозвище Невский.

Население городов Ленобласти должно не сокращаться, а, наоборот, прирастать. Однако при нынешним административном разделении, когда область находится на положении нелюбимой падчерицы Петербурга, областные города медленно, но верно стареют и обезлюдивают. Так, население Тихвина, несмотря на то, что в этом древнем городе помимо монастырей функционирует успешный вагоностроительный завод, с 1992 года по 2018-й сократилось почти на 15 тысяч человек! В других городах, где в годы рыночных преобразований градообразующие предприятия либо погибли, либо серьёзно сократили свои мощности, ситуация ещё хуже. Санкт-Петербург высасывает активное, молодое население Ленобласти. Тех самых людей, которые могли ли бы преобразовать наш край — сделать его процветающим. Кто в городах Ленобласти будет жить в недалёком будущем? Что с ними будет вообще?

Ленобласть находится на положении нелюбимой падчерицы Петербурга.

Одновременно на границе с Санкт-Петербургом выросли многоэтажные деревни: Мурино, Новое Девяткино, Кудрово… Так, население Кудрово с 2010 года за семь последних лет официально увеличилось более чем на 13 тысяч человек: со 137 до 13 500. На самом деле в Кудрово живёт около 60 тысяч человек. Не все собственники нового жилья из числа петербуржцев регистрируются в этом населённом пункте, предпочитая быть прописанными в Санкт-Петербурге. И их мотивация вполне очевидна.

Карта Санкт-Петербургской губернии второй половины XIX века

Все эти новые жилые массивы — каменные мешки без зелёных зон, без инфраструктуры, необходимой для многоэтажной застройки. Утром из них не выехать, а вечером — в них не вернутся обратно. Многочасовые пробки! В Мурино и Новом Девяткино нет канализации! Все отходы человеческой жизнедеятельности сбрасываются в Капральев ручей, а затем по реке Охта их выносит в Неву.

Причина появления этих кварталов ясна. Земля в Ленобласти стоит дешевле, чем в Петербурге. А спрос на недорогое жильё есть, учитывая в том числе то, что в Петербург (а жилмассивы «закадья» фактически — Петербург) переезжает молодёжь из отдалённых городов Ленобласти. И строительные корпорации в погоне за сверхприбылями построили многоэтажные коробки, где люди ютятся в клетушках друг у друга на головах.

Санкт-Петербург высасывает активное, молодое население Ленобласти. Тех самых людей, которые могли ли бы преобразовать наш край — сделать его процветающим.

Необходимо разработать единый градостроительный план для Санкт-Петербурга и Ленинградской области, в котором городская инфраструктура будет рационально связана с областной. Объявление новых жилмассивов городами, как это произошло недавно с Кудрово, их проблем не решает. Пробки на въездах в них от этого не испарятся, а канализация не появится. И вообще: пора прекратить строительство многоэтажных «муравейников». Помимо всего прочего, это просто небезопасно. В области надо строить двух- трёхэтажные дома, удобные для нормальной жизни.

То, что Ленобласть — падчерица Санкт-Петербурга, подтверждает и статистика. Так, по данным Росстата, средняя зарплата в Санкт-Петербурге на октябрь 2018 года (последние данные) составляла 57 961 рублей, а средний заработок жителей Ленобласти — 42 561 рублей.

В целом зарплаты в Ленобласти заметно ниже, чем в Санкт-Петербурге. Так, средняя зарплата работника общего образования в Санкт-Петербурге, по данным за ноябрь 2018 года — 53 491 рубль, а в Ленобласти — 42 018 рублей. При этом средняя зарплата собственно учителей значительно ниже. В среднем учитель в Санкт-Петербурге получает 23 500 рублей, а в Ленобласти — 18 370 рублей. Что касается минимальной зарплаты (МРОТ — ниже этого уровня предприятия города не вправе устанавливать размер зарплаты), то в северной столице он составляет 17 000 рублей, что значительно выше общероссийского (11 163 рубля), а в Ленобласти этот показатель — 11 400 рублей. Меньше получают и областные пенсионеры. Средний размер назначенной месячной пенсии на 1 октября 2018 года составил 14 943 рубля в Санкт-Петербурге и 13 793 рубля — в Ленинградской области.

Необходимо разработать единый градостроительный план для Санкт-Петербурга и Ленинградской области, в котором городская инфраструктура будет рационально связана с областной.

В то же время цены в Ленобласти в общем и целом не ниже, чем в Санкт-Петербурге. Да и областной и петербургский прожиточные минимумы не слишком отличаются друг от друга. В Петербурге на душу населения он составляет 11 007,6 рубля, а в Ленобласти — 10 085 рублей. В итоге жители Ленинградской области ощущают себя людьми второго сорта.

Превращение Санкт-Петербурга и Ленинградской области в единый регион не только приведёт к выравниванию обозначенных диспропорций, но и сократит чиновничий аппарат, что высвободит немалые бюджетные средства. Сейчас в петербургской администрации работают 61 121 сотрудник, а в областной — 16 558 сотрудников. При этом средняя заработная плата чиновников в Санкт-Петербурге составляет, по данным Росстата, 87 554 рубля, а средняя заработная плата чиновников в Ленобласти — 81 500 рублей. Не сложно подсчитать, что чиновничий аппарат Петербурга обходится казне в 5 351 388 034 рубля, а Ленобласти — 1 349 477 000 рубля. Больше шести с половиной миллиарда рублей в месяц уходит на чиновников. И это в цифровой век! Не многовато? И это только зарплаты, а ведь они получают ещё и премии.

В годы индустриализации, с 1927-го по 1937 год, территория Ленинградской области была немногим меньше нынешнего СЗФО

Часть бюджетных денег, которые освободятся после сокращения бюрократического аппарата, можно будет направить на поддержание наших сёл. Сейчас в Ленобласти 657 тысяч человек проживают в сёлах. В Ленинградской области работает немало успешных животноводческих хозяйств и молочных производств. Тем не менее на петербургских прилавках преобладает продукция из других регионов и даже стран. Единая продовольственная политика для Санкт-Петербурга и Ленинградской области создаст надёжный рынок сбыта для продукции областных сельскохозяйственных предприятий, способствуя тем самым реальной продовольственной безопасности нашего региона. Это и будет импортозамещение не на словах, а на деле.

Единая миграционная политика для Петербурга и Ленинградской области, в том числе — единая система организованного набора трудовых мигрантов, не позволит иностранным рабочим уходить в тень.

И наконец, объединение Санкт-Петербурга и Ленинградской области позволит сократить число нелегальных мигрантов. Не секрет, что немалая часть мигрантов занята в строительстве. Строительные корпорации возводят дома в основном на границе регионов. И рабочие мигранты из Украины, Узбекистана или Таджикистана, то есть из стран, с которыми Россия поддерживает безвизовый режим, чтобы перейти с областного объекта на городской или наоборот, должны переоформлять патент. Это делают далеко не все, а работодатели порой закрывают на это глаза. В итоге армия нелегальных мигрантов увеличивается. Единая миграционная политика для Петербурга и Ленинградской области, в том числе — единая система организованного набора трудовых мигрантов, не позволит иностранным рабочим уходить в тень.

Словом, мы имеем всё, чтобы стать единым мощным регионом — гордостью всей России и флагманом её экономики. Но пока это — только надежда. Пока ВВП на душу населения в Ленинградской области — 511, 8 тысяч рублей, а в соседней Финляндии (по спискам ООН) — 49 225 долларов. Нужно признать, что разделительный эксперимент потерпел фиаско по всем статьям. Санкт-Петербург никогда не жил отдельно от своей области до административной реформы 1991 года. С 1711 года он был административным центром Санкт-Петербургской губернии и одновременно — столицей Российской империи. И объединение Санкт-Петербурга и Ленинградской области станет ещё и актом восстановления исторической справедливости.

Дмитрий ЖВАНИЯ, ведущий дискуссионного клуба «Родина на Неве»

Добавить комментарий