Андрей КУЗЬМИН: «Зародыш человека — это проект личности»

Автор — Андрей Кузьмин, преподаватель философии Санкт-Петербургского государственного медицинского университета им. академика И. П. Павлова

Российская статистика по абортам поражает. За последние 20 лет в нашей стране их произведено около 80 миллионов. За один год в России уничтожается население города, фактически равного по численности Петербургу – четыре миллиона человек. Речь идёт именно об уничтожении, об убийстве.

Умерщвление детей, живущих в чреве матери, — это, безусловно, плохо. В идеале эта практика должна быть искоренена. А государство, как минимум, должно обозначить это явление как плохое, вредное, опасное. Ведь одна из необходимых функций государства — манифестация идей, формирование системы координат, установление (в частности, через законодательное установление норм и запретов) того, что такое хорошо, а что такое плохо.

Обозначение ценностей — необходимое условие существования общества и государства. И законы должны задавать вектор развития всех политических субъектов. Понятие нормы здесь выступает как ключевое. Если нормой объявляется преступление, то это общество обречено на гибель.

Дискуссия об абортах проходит сегодня в контексте потребительской культуры, которая строится на примате сиюминутного наслаждения. Наслаждение вкусом, запахом, зрелищем, вещами — норма нашей жизни. Люди стремятся получать удовольствие от потребления здесь и сейчас, ведь мы живём в мире, в котором кризис может разразиться в любой момент, что и заставляет жить одним днём.

Современное атеистическое общество обращается к телесному началу нашей природы, провоцируя самые низменные наши потребности. Тело есть главная цель. Нужно понимать, что превращение человека в скот — одна из задач нового либерализма. Стадом тупоголовых животных, одержимых лишь желанием обеспечить себе ленивую сытость, управлять значительно проще.

Человек вовсе не имеет никакого права распоряжаться собственным телом, как ему заблагорассудится, ибо его тело включено в процесс решения общего задания, в коллективный проект. Феминистки и либералы этого не понимают

Рассуждения относительно полной свободы делать аборты выстраиваются на основании утверждений о телесной и, соответственно, личностной несформированности человека на зародышевой стадии: мол, на «группу клеток» этические нормы не распространяются. Не родившееся дитя — это, дескать, ещё не личность, а, значит, нет моральных препятствий для его уничтожения.

Но человек — не тушка, не кусок мяса; это существо телесно-духовное, и его природу определяет сфера смыслов — Логос. Человек — это способность мыслить, волить, эмоционально переживать, верить, короче, жить жизнью духовной.

Законы должны задавать вектор развития всех политических субъектов. Понятие нормы здесь выступает как ключевое.

Человечество — это проект, который только подлежит реализации. И в этом смысле отдельное человеческое существо ещё в зародышевом состоянии, по сути, не отличается от человека взрослого, ибо жизнь, в любом случае, — воплощение проекта.

Личностями не рождаются. Личность — это задача на будущее, и утверждать о себе, что я, дескать, личность, как минимум не скромно. К другому должно относится как к личности, но как личности потенциальной, понимая и уважая его индивидуальные особенности.

Человек — совокупность общественных, социальных связей, отношений. Он реализует себя лишь в контексте чего-то большего, чем он сам: семьи, рода, коллектива, государства, великой идеи. И лишь в той мере, в коей человек включён в процесс реализации коллективного замысла, он и является личностью. Исходя из этой точки зрения на личность, человек вовсе не имеет никакого права распоряжаться собственным телом, как ему заблагорассудится, ибо его тело включено в процесс решения общего задания, в коллективный проект, в массовый порыв в будущее.

Человек реализует себя лишь в контексте чего-то большего, чем он сам: семьи, рода, коллектива, государства, великой идеи.

Многие уже «состоявшиеся» люди представляют собой пример наивысшей косности, зашоренности и духовной мертвенности. Глядя на них, трудно не прийти к мысли, что лучше бы им было вообще не рождаться. Каждый же новый проект человеческого существа — это новая возможность, открытие новой перспективы. Способность общества к принятию этой новизны, к новым открытиям в сфере духа и является проявлением его жизнеспособности. Потенция к новому — показатель общественного здоровья…

Феминистские разговоры о равенстве полов — банальная либеральная трепотня. Мужчина и женщина не равны! Это разные существа и физиологически, и ментально, и мистически. Осознание онтологического неравенства полов является условием не только жизнеспособности человечества как вида (сегодняшний пример: ислам как социальная идеология ныне оказывается более жизнеспособным явлением в современной Европе, нежели либерализм), но и культурного и духовного развития человечества.

Это неравенство не означает, что один пол хуже, а другой лучше. И конечно, ни в коем случае не должно иметь следствием политическое и социально- экономическое ущемление женщин. Мужчины и женщины разные, но при этом дополняют друг друга, стремятся к воссоединению. В этом заключается великая тайна: природа предпочитает многообразие.

Каждый новый проект человеческого существа — это новая возможность, открытие новой перспективы.

Фундаментальная сущностная черта женщины — способность к деторождению. А ведь рождение нового человека — это не просто некое клеточное слияние; это начало нового самостоятельного проекта Личности. И женщине Богом отводится высшая честь — быть главной героиней этого чуда, преодолевая своё эго, свою телесность. В этом женском самопожертвовании кроется настоящий героизм.

Но женщина не вправе решать: жить или умереть еще не родившемуся ребёнку. Не только потому что дитя — новый человек, самостоятельная душа. Но и потому что дитя — плод двоих.

В контексте современной либеральной системы ценностей под шум разговоров о гендерном многообразии на самом деле происходит гендерная унификация. Новый либерализм, либерализм постмодерна, превращает всех нас в потребителей, в человеческий ресурс без пола, имени и истории. Мужчины и женщины отказываются от своих гендерных ролей. Пол в условиях тотального обессмысливания теряет своё содержание, превращается в пустышку, наделяемую содержанием в зависимости от конъюнктуры.

Новый либерализм, либерализм постмодерна, превращает всех нас в потребителей, в человеческий ресурс без пола, имени и истории. Мужчины и женщины отказываются от своих гендерных ролей.

Сегодня конъюнктура такова, что женщины и мужчины превращаются в существа, лишённые памяти о своей сути. Мужчины забывают об ответственности и необходимости принимать решения. Осуществляется какой-то постмодернистский парадокс: на фоне феминизации мировой культуры женщины вынуждены превращаться в мужчин.

Либерализм подменяет понятие свободы. Свободы быть разными и нацеленными на будущее! Человечество — творческий проект, а творчество выше социального, это иррациональный витальный порыв воли! Деторождение — творчество человечества. Понимать этот сюжет как всего лишь физиологию, значит, опускаться ниже уровня приматов.

Добавить комментарий